Санкт-Петербургский филиал Архива Российской
академии наук

О приобретении Академией наук Усть-Рудицкой грамоты и других документов М.В. Ломоносова в 1938─1939 годах

А.Г. Абайдулова, Н.П. Копанева

Обретением части документов, которые сейчас украшают фонд М.В. Ломоносова в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН, Академия наук обязана двум сестрам, москвичкам, прапраправнучкам М.В. Ломоносова - Елизавете Николаевне Орловой (1861─1940) и Екатерине Николаевне Котляревской, рожденной Орловой (1869─1957), получившим бумаги Ломоносова в наследство и хранившим их как семейные реликвии1.

Впервые личные вещи и документы М.В. Ломоносова были представлены на выставке «Ломоносов и Елизаветинское время», организованной к 200-летию ученого, в Отделе VII «Ломоносов. Академия наук. Московский университет». Как известно, выставка проходила в Императорской Академии художеств. Как писали устроители выставки, «желая придать всему помещению характер Елизаветинской эпохи, было решено при помощи декораций замаскировать стены Академии художеств, создав подходящий выставке фон. С этой целью, на основании научного материала, написаны по проекту архитектора Н.Е. Лансере декорации главных залов и все комнаты убраны мебелью того времени»2. Выставка была разделена на 12 отделов, и для каждого была отведена особая комната. Из документов, о которых пойдет речь в данной статье, на выставке экспонировались:

002002000700010

паспорт, выданный Ломоносову Марбургским университетом 13 мая 1741 г.3;

002002000600010

диплом М.В. Ломоносова на звание профессора химии4;

002002000800010

002002000800021

грамота императрицы Елизаветы Петровны, выданная М.В. Ломоносову на землю в Копорском уезде при деревне Усть-Рудица5.

На выставке была представлена и грамота на дворянство, выданная императором Павлом I зятю Ломоносова, Алексею Алексеевичу Константинову6. Расположены они были в Отделе VII «Ломоносов. Академия наук. Московский университет». Отдел занимал последнюю, угловую комнату на выставке. Этот, по словам организаторов, «собственно Ломоносовский отдел выставки», знакомил посетителей «с жизнью, ученою и просветительною деятельностью первого и величайшего русского ученого Здесь представлены известные ныне портреты Ломоносова и его родственников, покровителей и товарищей по Академии, рукописи его сочинений и автографы, печатные издания его произведений, вышедшие при жизни и после смерти Ломоносова, официальные документы, касающиеся его лично, его научной деятельности, а также его родных, мозаичные работы его и основанной им мозаичной фабрики, вещи, ему принадлежащие, как то: грамота на имение, пожалованное ему Императрицей Елизаветой, диплом на звание профессора, часы, научные инструменты»7. Дипломы и грамоты были собственностью проживавших в Москве прапраправнучек Ломоносова Елизаветы Николаевны Орловой и Екатерины Николаевны Котляревской.

Е.Н. Орлова еще в период подготовки М.И. Сухомлиновым издания «Собрания сочинений М.В. Ломоносова» оказывала Академии наук всяческую помощь и поддержку, пересылая из Москвы в Петербург находящиеся у неё рукописи Ломоносова для их копирования и издания. Так ею были отправлены М.И. Сухомлинову две папки рукописей, называемых «Портфели Ломоносова». После смерти Сухомлинова в 1901 г. рукописи находились в Отделении русского языка и словесности. Елизавета Николаевна 19 апреля 1927 г. писала по этому поводу своему давнему знакомому В.И. Вернадскому: «… последний раз переписывались о них рукописях с академиком Шахматовым Мне лично было бы очень интересно знать о судьбе этих двух толстых портфелей; если Вам это будет не трудно может быть Вы напишите мне нашли ли Вы их»8. Л.Б. Модзалевский в изданном им научном описании рукописей М.В. Ломоносова писал, что «„портфель“ был пожертвован в Академию Наук в 1926 г. прапраправнучкой Ломоносова, Елизаветой Николаевной Орловой, внучкой Екатерины Николаевны Орловой, рожденной Раевской»9, но, как видно из цитированного письма, Е.Н. Орлова в 1927 г. еще не предприняла никаких шагов по передаче бумаг Ломоносова на постоянное хранение в Академию наук.

По ходатайству президента Академии наук СССР В.Л. Комарова с 1938 г. Е.Н. Орлова стала получать персональную пенсию. В ноябре 1938 г. ею был передан в Академию диплом М.В. Ломоносова на звание профессора химии. Диплом по распоряжению В.Л. Комарова был направлен в академический архив в Ленинграде и был принят на хранение 15 ноября 1938 г.10

Как известно, профессором химии М.В. Ломоносов стал в 1745 г. Диплом же, свидетельствующий о полученном им звании, Ломоносов получил только 19 мая 1751 г. Диплом на пергамене, с подписью-автографом президента Академией наук К.Г. Разумовского и академической печатью. Сообщения о поступлении в Академию наук профессорского диплома М.В. Ломоносова были опубликованы 16 ноября 1938 г. в газетах «Вечерняя Москва» и «Комсомольская правда»11. В начале 1939 г. диплом был отреставрирован12 и занял свое место в фонде. В период реставрации была сделана фотокопия этого диплома на пергаменте с мастичным слепком печати Академии наук. Эта работа была исполнена реставратором, директором Лаборатории реставрации и консервации документов АН СССР Николаем Петровичем Тихоновым. Необходимость создания факсимильной копии была вызвана тем, что диплом Ломоносова отправлялся на Международную выставку 1939 г. в Нью-Йорк. Директор Архива АН СССР Г.А. Князев в своем дневнике в связи со смертью Н.П. Тихонова в блокадном Ленинграде писал: «… я видел у него великолепно имитированные документы (например, диплом Ломоносова), который почти нельзя было отличить от подлинника»13. Эта копия хранится ныне в СПФ АРАН14

Передав в Академию наук профессорский диплом Ломоносова, Е.Н. Орлова и её сестра Е.Н. Котляревская приняли решение расстаться и с другими хранившимися у них реликвиями. 14 декабря 1938 г. Е.Н. Орлова писала В.Л. Комарову: «Кроме переданного в Академию наук диплома Ломоносова в нашей семье (т.е. у меня и сестры моей, Екататерины Николаевны Котляревской с дочерью15) хранятся еще три документа, относящиеся к Ломоносову, а именно: 1. Дарственная грамота Императрицы Елизаветы на землю в Петербургской губ. (имение Усть-Рудица), для устройства там стекольного завода; 2. Паспорт, данный Ломоносову Марбургским университетом при возвращении его в Россию; и 3. Грамота на дворянское звание, выданное Императором Павлом его зятю Константинову, первому библиотекарю Петербургской публичной библиотеки16.

Обстоятельства не позволяют нам предложить эти вещи в дар; мы решили их продать, и первым долгом обратиться в Академию наук, т.к. думаем, что они представляют для неё интерес, особенно первые два. Первая ─ дарственная грамота на имение Усть-Рудицы, интересна не только в историческом, но и в художественном отношении. Текст написан на листах пергамента и обрамлен рисунками гуашью, представляющие медальончики с видами Усть-Рудицы, и амурчиков, исполняющих разные работы будущего стекольного завода17. Листы эти вложены в нарядную папку и скреплены печатью в серебряном футляре с гербом. Второй документ ─ Марбургский паспорт ─ написан по-немецки, на простой бумаге, 1741 г., с бумажной печатью. Дворянское звание Константинову, также как и грамота на Рудицу, представляет из себя папку с пергаментными листами и печатью в большом серебряном футляре; листы украшены обрамлением с гербами всех городов. Документ этот был заготовлен при Павле I, но выдан уже за подписью Александра I в 1801 г., и печать в футляре траурная ─ черная»18.

Елизавета Николаевна просила академика В.Л. Комарова принять её, чтобы он смог лично посмотреть эти документы. В.Л. Комаров обратился к директору Института мировой литературы И.К. Лупполу, прося направить к Е.Н. Орловой эксперта. В качестве эксперта к Елизавете Николаевне был направлен Я.Н. Жданович, в начале XX в., сотрудник Академии художеств, который принимал участие в разработке одного из отделов выставки «Ломоносов и Елизаветинское время», в 1923─1931 гг. ─ старший консультант Центрального архивного управления РСФСР. В деле фонда нет упоминаний о сумме, которая была уплачена за документы, но в письме от 9 января 1939 г.19 Е.Н. Орлова указала, что Усть-Рудицкая грамота оценивается в 10 тысяч рублей, грамота А.А. Константинова ─ в 2,5 тысячи, а марбургский паспорт М.В. Ломоносова ─ в 500 рублей. Та же оценка Усть-Рудицкой грамоты упоминается В.И. Вернадским. В своем дневнике 22 декабря 1938 г. В.И. Вернадский пишет, что цена эта невысока: «Звонила Елизавета Николаевна (Орлова) ─ как будто Академия наук хочет приобрести грамоту на фабрику Ломоносова с мизерными затратами. Оценивается в 10000 руб. Надеюсь приобретут»20. Все три упомянутых документа были по решению Президиума приобретены Академией наук. Усть-Рудицкая грамота, марбургский паспорт и грамота А.А. Константинова были переданы Е.Н. Орловой и её племянницей П.С. Котляревской по акту в Московское отделение Архива АН СССР 16 марта 1939 г.21 Из Ленинграда в Москву был командирован Л.Б. Модзалевский, который и привез их в Ленинград 7 апреля вместе с другими документами. В 1940 г. в сборнике «Ломоносов» Л.Б. Модзалевский описал поступившие в Архив Академии наук документы Ломоносова22. В СПФ АРАН хранится также точное факсимиле Усть-Рудицкой грамоты23, выполненное в середине XIX в., историю создания которого еще предстоит раскрыть.


ПРИМЕЧАНИЯ


  1. См. Модзалевский Б.Л. Род и потомство Ломоносова // Ломоносовский сборник. СПб, 1911. С. 334-337; Кулябко Е. С., Бешенковский Е. Б. Судьба библиотеки и архива М. В. Ломоносова / АН СССР. Архив; Гос. б-ка СССР им. В. И. Ленина. Л., 1975.
  2. Врангель Н. Предисловие // Путеводитель по состоящей под Высочайшим Его Императорского Величества Государя Императора покровительством выставке «Ломоносов и Елизаветинское время». СПб., 1912. С. 1.
  3. СПФ АРАН. Ф. 20. Оп. 2. Д. 7. Паспорт, выданный от Марбургского университета Ломоносову в Марбурге, 13 мая 1741 г. На нем. яз.
  4. Там же. Д. 6. Диплом Ломоносова на звание профессора химии, выданный ему за подписью графа К.Г. Разумовского в марте 1751 г.; на пергаменте, с печатью Академии наук в серебряном золоченом ковчеге с аллегорическими рельефными изображениями. На лат. яз.
  5. Там же. Д. 8. Грамота Имп. Елизаветы Петровны, выданная Ломоносову 2-го сентября 1756 г., на землю в Копорском уезде при дер. Усть-Рудице и др. На грамоте, писанной на пергаменте и украшенной многочисленными акварельными рисунками и портретом Императрицы Елизаветы Петровны, подписались Грамота в зеленом бархатном переплете, с вислою государственной печатью в серебряном золоченом ковчеге с государственным гербом; листы грамоты переложены розовым шелком. (Описание в Каталоге Отдела VII выставки «Ломоносов и Елизаветинское время» (СПб., 1912. С. 45─46).
  6. Там же. Оп. 5. Д. 304.
  7. Путеводитель по состоящей под Высочайшим Его Императорского Величества Государя Императора покровительством выставке «Ломоносов и Елизаветинское время». СПб., 1912. С. 16.
  8. Архив РАН. Ф. 518. Оп. 3. Д. 1213. Л. 1.
  9. Рукописи Ломоносова в Академии наук СССР: научное описание / Сост. Л.Б.. Модзалевский. М.; Л., 1937 (Труды Архива АН ССР. Вып.3). С. 10.
  10. СПФ АРАН. Дело фонда 20. Т. 1. Л. 15.
  11. См. об этом: Модзалевский Л.Б. Новые автографы Ломоносова и материалы о нем в Академии наук СССР // Ломоносов. Сборник статей и материалов. М.;Л., 1940. С. 392.
  12. СПФ АРАН. Дело фонда 20. Т. 1. Л. 17.
  13. Георгий Алексеевич Князев. Дневники военных лет. СПб., 2009. С. 586─587.
  14. СПФ АРАН. Ф. 20. Оп. 4. Д. 25.
  15. Павла Сергеевна Котляревская.
  16. Алексей Алексеевич Константинов был личным библиотекарем Екатерины II.
  17. См. об Усть-Рудицкой грамоте: Станюкович Т.В. Усть-Рудицкая грамота Ломоносова как исторический источник // Ломоносов. Сборник статей и материалов. М.;Л., 1960. Т. IV. C. 158─179.
  18. АРАН. Ф. 277. Оп. 3. Д. 51. Л. 1-2. Письма Е.Н. Орловой к В.Л. Комарову доступны в Интернете в составе электронного архива академика В.Л. Комарова на сайте РАН www.ras.ru
  19. Там же. Л. 4.
  20. 20В.И.Вернадский. Дневники. 1935-1941. Книга 1. 1935-1938. М., 2006. С. 379. Текст дневников опубликован на сайте
  21. СПФ АРАН. Дело фонда 20. Т. 1. Л. 19.
  22. Модзалевский Л.Б. Новые автографы Ломоносова и материалы о нем в Академии наук СССР // Ломоносов. Сборник статей и материалов. М.;Л., 1940. С. 391─395.
  23. СПФ АРАН. Ф. 20. Оп. 4. Д. 24.